Девушка-дикарка

Жил когда-то король; была у него жена с золотыми волосами, такая красавица, что подобной не найти было во всём свете.

Случилось однажды ей заболеть, и когда она почувствовала, что скоро умрёт, позвала короля и сказала:

– Если ты после моей смерти захочешь снова жениться, то бери себе в жёны только такую, которая будет равной мне по красоте и чтоб были у неё такие же золотые волосы, как у меня; это ты должен мне обещать. И вот, после того как король пообещал ей это, она закрыла глаза и умерла.

Долгое время король был безутешен и не думал о том, чтобы жениться во второй раз. Но вот, наконец, говорят ему советники:

– По-иному быть не может, – должен король жениться в другой раз, чтобы у нас была королева.

Разослали тогда во все края посланцев на поиски невесты, которая бы точь-в-точь походила красотой на покойную королеву. Но во всём свете нельзя было сыскать подобной, а если бы такую и нашли, то не могло быть ни одной девушки, у которой были бы такие же золотые волосы.

Но была у короля дочь; была она такая же красивая, как и её покойная мать, и были у ней такие же золотые волосы. Вот когда она подросла, посмотрел на неё однажды король и увидел, что она точь-в-точь похожа на его покойную жену, и вдруг почувствовал к ней сильную страсть. И сказал он своим советникам:

– Я хочу жениться на своей дочери, она – точное подобие моей покойной жены, а мне никак не найти невесты, на неё похожей.

Услыхали это советники, испугались и говорят:

– Богом запрещено жениться отцу на своей дочери, от такого греха ничего путного не выйдет, а заодно будет ввергнуто в беду и всё королевство.

А пуще того испугалась дочь, узнав о таком решении своего отца, но она надеялась отговорить его от этого замысла. И она сказала ему:

– Прежде чем выполнить ваше желанье, я должна получить от вас три платья: одно золотое, как солнце, другое – серебряное, как луна, а третье – сверкающее, как звёзды; кроме того, хочу я иметь мантию, сшитую из тысячи разных мехов и шкурок, и чтобы с каждого зверя вашего королевства было на ней по куску кожи. Она думала: «Всего этого добыть невозможно, и я отвлеку этим отца от его дурных мыслей». Но, однако, король замысла своего не оставил; самые искусные девушки королевства должны были выткать три платья: одно – золотое, как солнце, другое – серебряное, как луна, а третье – сверкающее, как звёзды; а королевским охотникам велено поймать самых разных зверей в королевстве и вырезать у каждого из них по куску кожи. И вот была сделана мантия из тысячи разных шкурок и мехов. Наконец, когда всё было готово, велел король принести ему мантию; он развернул её перед дочерью и сказал:

– Завтра быть свадьбе.

Поняла тогда королевна, что нет никакой надежды отвратить любовь отца, и она решила бежать. Ночью, когда всё кругом спало, она встала и взяла из своих драгоценностей только три вещи: золотое кольцо, золотое веретёнце и маленькое золотое мотовило; а три платья, как солнце, луна и звёзды, она спрятала в ореховую скорлупу; накинула на себя мантию из тысячи разных шкурок и вымазала себе лицо и руки сажей. Она отдала себя на волю господню и двинулась в путь. Шла она целую ночь, пока не пришла в дремучий лес. Она очень устала и забралась в дупло дерева и там уснула.

Взошло солнце, а она всё продолжала спать, пока не настал ясный день. И случилось как раз так, что король, которому принадлежал этот лес, в это время охотился в нём. Подбежали королевские собаки к дереву, учуяли королевну, стали бегать вокруг дерева и лаять. Сказал тогда король егерям:

– Посмотрите-ка, что там за дичь спряталась.

Егеря исполнили его приказ, вернулись назад и говорят:

– Лежит в дупле дерева странный зверь, мы такого ещё ни разу не видывали; покрыт зверь шкурой из тысячи разных мехов, лежит и спит.

Говорит им король:

– Вы постарайтесь поймать мне этого зверя живым, привяжите его к повозке и возьмите с собой.

Но только егеря дотронулись до девушки, она мигом проснулась, испугалась и говорит им:

– Я бедная девушка, отцом-матерью покинутая. Сжальтесь надо мной, возьмите меня с собой!

И сказали тогда егеря:

– Замарашка, да ты как раз пригодишься на кухне, ступай с нами, будешь там золу выгребать.

Посадили они её на повозку и отвезли домой в королевский замок.

Отвели девушке маленький закуток под лестницей, где и света не было, и сказали:

– Зверушка, вот здесь ты и будешь жить и спать.

Потом они послали её на кухню, и она стала носить дрова и воду, следить за печкой, птиц ощипывать, чистить разные овощи, золу выгребать и исполнять всякую чёрную работу.

Так жила Дикарка долгое время в горе и беде. Ах, прекрасная королевна, что ещё с тобой станется!

Вот случилось, что устроили раз в замке пир, и говорит она тогда повару:

– Можно мне пойти наверх и немного поглядеть? Я буду стоять у дверей.

Повар ответил:

– Ладно уж, ступай, но только через полчаса ты должна назад вернуться и убрать золу.

Взяла она свою масляную лампочку, пошла к себе в каморку, сняла меховую мантию, смыла с лица и рук сажу, и вернулась к ней опять её прежняя красота. Потом открыла она орешек и достала оттуда своё платье, что сияло, как солнце. Она оделась и поднялась наверх в замок; все уступали ей дорогу, её никто не узнал, и все думали, что не иначе как явилась какая-то королевна. Вышел к ней навстречу король, протянул ей руку, стал с нею танцевать, думая в сердце своём: «Такой красивой девушки я ни разу не видывал». Вот кончился танец, она поклонилась, и не успел король оглянуться, как она уже скрылась, и никто не знал куда. Позвали сторожей, что стояли у замка, спросили у них, но никто её не видел.

А убежала она к себе в каморку, быстро сняла с себя платье, вымазала лицо и руки сажей, надела меховую мантию, и снова стала Дикаркой. Пришла она на кухню, хотела было приняться за работу – убирать золу, а повар и говорит:

– Это ты отложи до завтра, а свари мне сейчас для короля суп, мне тоже хочется заглянуть немного наверх. Но смотри мне, чтоб ни один волос в суп не попал, а то потом я не дам тебе ничего есть.

Повар ушёл; и сварила Дикарка для короля суп; наварила она хлебной похлёбки, постаралась сделать её как можно получше, и когда похлёбка сварилась, достала она своё золотое кольцо и бросила его в миску. Вот кончились танцы, и велел король принести ему суп; отведал он супа, и он так пришёлся ему по вкусу, что ему показалось, будто лучшего он никогда не едал. Доел он всю миску и – увидел на дне золотое кольцо, и никак не мог понять, как оно туда попало. Велел он тогда позвать к себе повара. Испугался повар, услыхав о таком приказе, и говорит Дикарке:

– Ты, должно быть, уронила в суп волос; если это правда, я тебя побью.

Приходит повар к королю, а король его спрашивает, кто это суп варил?

Говорит повар:

– Я его варил.

А король говорит:

– Нет, это неправда, он сварен по-другому и куда лучше, чем прежде.

Отвечает повар:

– Должен признаться, что варил его не я, а варила его Дикарка.

И сказал король:

– Ступай и позови мне её сюда.

Пришла Дикарка, а король её спрашивает:

– Ты кто такая?

– Я бедная сирота, нет у меня ни отца, ни матери.

Спрашивает король дальше:

– А ты кем у меня работаешь в замке?

Она отвечает:

– Да я ни к чему не пригодна, разве что только пинки да побои получать.

Спрашивает король дальше:

– А откуда ты взяла кольцо, которое оказалось в супе?

Ответила она:

– Об этом кольце я ничего не знаю.

Так и не смог король ничего узнать, и пришлось ему её назад отослать.

Спустя некоторое время был устроен опять пир, и Дикарка попросила у повара позволенья, как и в прошлый раз, пойти туда поглядеть. Повар ответил:

– Ладно, но смотри, через полчаса назад возвращайся, да свари королю хлебной похлёбки, которая ему так по вкусу пришлась.

Побежала она в свою каморку, быстро умылась, достала из ореховой скорлупы платье, что было серебряное, как луна, и надела его на себя. Поднялась она наверх в замок и была похожа на королевну. Вышел к ней навстречу король, был рад её видеть опять, и как раз в то время начинался танец, – и они танцевали вместе. Но только кончился танец, она исчезла так быстро, что король не успел заметить, куда она скрылась. А убежала она к себе в каморку, стала снова Дикаркой и пошла на кухню варить хлебную похлёбку. А повар был наверху; и вот достала она золотое веретёнце, бросила его в миску и налила туда похлёбку. Подали её королю, и он её ел, и похлёбка ему понравилась так же, как и в прошлый раз; велел король позвать повара, и пришлось тому и на этот раз признаться, что эту похлёбку варила Дикарка. Призвали Дикарку опять к королю, но она ответила, что для одного лишь годна, чтоб получать пинки да побои, и что о золотом веретёнце она ничего не знает.

Устроил король в третий раз пир, и случилось всё так же, как и прежде. И хотя повар сказал:

– Дикарка, а ты, видно, колдунья, должно быть, в суп что-то подкладываешь, отчего становится он таким вкусным и нравится королю больше, чем тот, что варю я.

Но она долго его упрашивала, и наконец он отпустил её на короткое время побывать на пиру. Надела она платье, что сияло, как звёзды, и вошла в нём в зал. И снова король танцевал с прекрасной девушкой, и ему казалось, что она никогда ещё не была такою красивой. В то время как он танцевал, надел он ей незаметно на палец золотое кольцо и велел, чтоб танцы продолжались подольше. Кончился танец, и он хотел удержать её за руку, но она вырвалась и быстро затерялась среди гостей. Побежала она второпях в свою каморку под лестницей, но так как она пробыла в замке больше, чем полчаса, то она не успела снять с себя прекрасное платье, а набросила только меховую мантию, и не смогла второпях вымазаться вся сажей, и вот один палец остался у неё белым. Прибежала Дикарка на кухню, сварила королю хлебную похлёбку и, только повар ушёл, положила в неё золотое мотовило. Увидел король золотое мотовило на дне миски и велел позвать Дикарку. И вдруг он увидел, что у неё белый палец, а на пальце кольцо, которое он подарил ей во время танцев. Схватил он тогда её за руку и крепко зажал, и только она хотела вырваться и убежать, вдруг распахнулась слегка меховая мантия и засверкало на ней звёздное платье. Схватил король мантию и сорвал её с неё. И вот стали видны золотые волосы, и она предстала перед ним во всей своей красоте, – никак нельзя уже было ей скрыться. А когда она смыла с лица сажу и золу, то стала она прекрасной, и подобной красоты ещё никто на свете не видывал.

И сказал король:

– Ты моя милая невеста, и мы никогда с тобой не расстанемся.

А потом и свадьбу сыграли, и жили они в счастье и довольстве до самой смерти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *