Златовласки

Когда во дворе, на новой, зеленой травке появлялся первый одуванчик, это означало, что – все – теперь пойдет совсем другая жизнь! И ведь сообщать об этом должен был именно одуванчик, а не какая-нибудь мать-и-мачеха, которая одуванчиком только притворялась. В этой другой жизни оказывалось много вещей, от которых у маленьких девочек захватывало дух.

Вместе с желтыми цветами, больше похожими на животных, чем на растения, двор начинали обживать Златовласки.

Крошка держала одуванчик за прозрачный стебель двумя пальцами и внимательно рассматривала. Прямо у ее ног, на свежей весенней земле разлеглась лужа в форме веселого пони. Маленькие девочки сидели на корточках вокруг лужи и водили одуванчиковыми стебельками в прозрачной лужниной воде. Крошка взяла цветок за голову и стала разрывать стебель на тонкие полоски. Полоски топорщились во все стороны, и одуванчик начинал напоминать осьминога. Крошка присела к общей луже и поводила осьминожьими ножками по воде – они завились и стали кудряшками. Тогда Крошка подняла цветок над лужей. С ножек пушистого осьминога, который пачкал пальцы, падали капельки. В руке у Крошки не было больше осьминога – вместо него она гордо положила на ладонь Златовласку!

Голова Златовласки – аккуратный бутон, окруженный изящным воротником, под которым виднелось желтое платье из тонких перьев, осыпавшихся волшебной пыльцой. Пыльца пачкала руки. Кудри Златовласки – прозрачные, цвета молока завитки, ниспадающие на платье. От всей этой красоты Крошкины пальцы оказывались в пыльце, как в меду. Вот уже и остальные маленькие девочки престали водить своими одуванчиками в луже и достали их из воды. Теперь у каждой на ладошке сидело по принцессе с золотыми волосами, в желтом платье из пера дикой прекрасной птицы. Девочки легонько трогали локоны своих принцесс, оттягивая их вниз, и те завивались пуще прежнего, радуя маленьких девочек. Над лужей, пахнущей свежим дождем раздался звонкий смех. Это смеялись Златовласки, хлопая длинными своими ресницами. Так развеселила их волшебная пыльца – об этом знали все маленькие девочки.

Каждую весну у Крошки появлялось много таких принцесс с золотыми волосами. Они веселили ее и играли с нею. Даже, если во дворе, возле зарослей кустов сирени, похожих на непроходимый сказочный лес, или на красиво разбитых асфальтовых дорожках с лужами в форме пони не гуляли никакие маленькие девочки, – рядом были Златовласки. А уж если все маленькие девочки собирались вместе, устраивалось царство принцесс с золотыми волосами. Они жили на листьях от сиреневых кустов и плавали на лодках из резного листа клена. Златовласки были очень благодарны маленьким девочкам за все это счастье и, наверное, по ночам, исполняли их маленькие, детские желания.

Все дни ранней весной девочки проводили вместе со своими Златовласками, пока, наконец, одуванчики не отцветали. Они исчезали вдруг, и вместо ярких пятен на траве появлялись белые, пушистые, неуловимые шары – прозрачные, но не как молоко, а как облако. И это были Златовласки! Только они стали седыми и старенькими бабушками. Когда дул ветерок, или кто-то пробегал мимо, хрупкие парашютики отрывались от хрустальных головок, оставляя голый, облачный стебелек. Златовласки улетали от маленьких девочек, прощаясь с ними, отправляя на память о себе послания-парашютики. Часто над двором поднимался целый рой парашютов – прощаний. Девочки подолгу смотрели им вслед, а иногда сами аккуратно, медленно, как драгоценность срывали хрупкие цветы и дули на их седые головы. Иногда они сдували парашютики друг на друга и смеялись – звонко, как когда-то Златовласки. Улетающие белые принцессы, у которых когда-то были золотые кудряи, радовались, услыхав этот смех. Они улетали навсегда – белые и невесомые. У них начиналась совсем другая жизнь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *