Сказка про то, как Валерус решил, что он гениален и превратился в памятник самому себе

Поздним-поздним вечером все сидели за большим круглым столом, и пили чай с имбирными пряниками. Звезды с любопытством заглядывали в чашки, чтобы посмотреть, а что же там такое прячется, и, найдя только зеленый чай, разочарованно побрякивали.

— Я – гениальный! – вдруг нарушил Тишину Валериус, поправляя треуголку.

— Му! – согласилась Мушка, дожевывая пятый пряник, и подумала про Себя: «А я дожевываю Пятый пряник!»

— Нет, правда, я – гений, гений с головы до пят!- восхитился Валериус, глядя под стол на крохотные, немного грязноватые пятки.

— Да-да-дах-тах-тах! – подтвердила Умница и про Себя подумала: «Яйца, которые я снесла вчера, были, пожалуй, чуть побольше тех, что позавчера!».

— Я гениальный! – забеспокоился Валериус, — Вчера я выловил в Фонтанке самую большую рыбу!

— Мур! – облизнулся Просто Кот и тоже подумал про Себя: «Неплохо пообедал. Правда мыши могли бы сегодня быть и побольше!».

— Вы меня просто не цените! Вы ко мне привыкли! – почему-то обиделся Валериус, — Привыкли и не замечаете. Я, между прочим, лучше всех пишу стихи! Я как Пушкин! Ну, почти! – тут он смутился, и треуголка сползла на очки, а очки полезли на треуголку. Валериус рассердился и топнул под столом ножкой. Но так как ноги его не доставали до полу, топ получился слишком тихий, по воздуху.

— И еще я лучше всех скачу на лошади! И громче всех пою! И еще…

Корова, кот и курица уставились на него. Воспользовавшись всеобщим вниманием, Валериус с трудом взобрался на стул, нахлобучил треуголку на уши, и, повернувшись ко всем лицом, крикнул:

— Смотрите!

Все посмотрели. Умница, подслеповато щурясь, подошла поближе.

— Смотрите получше! Ну, кого вы видите?!

— Валериуса! – обрадовались все.

— Да нет же, нет, смотрите, на кого я похож! Так видно? А так?!- он надул для важности щеки и сдвинул брови.

— На чайник? – робко спросила Умница.

— Какой чайник?! Дура!- и он еще выпятил нижнюю губу.

Курица обиделась на дуру и замолчала.

— На горячий чайник! – подхватил Просто Кот.

Валериус сердито затопал ногами по стулу, да так сильно, что чуть было не свалился.

— На красивый! – вдумчиво протянула Мушка.

— Сами вы чайники! На Наполеона Бонапарта я похож! Ясно?!

— А кто это за Банапарта такая, и чего она на – на поле делает?- спросила корова.

— Так! Ясно! Ясно, с какой серостью я живу!- обреченно вздохнул Валериус, и всем стало его очень жалко, — Наполеон Бонапарт – это император такой, историческая личность! Он завоевал почти весь мир! А мне, между прочим, часто говорят, что я на него смахиваю!- скорбно воскликнул Валериус и отвернулся.

— Истерическая личность…- изумленно квохнула курица

А корова и кот замерли и перестали пить чай.

Валериус грустил. Он чувствовал себя непризнанным гением, стоял как памятник и тяжело вздыхал.

— Конечно! Конечно, ты гений! – спохватилась Умница.

Валериус дрогнул спиной и чуть-чуть повернул голову, чтобы было удобней слушать.

— Да, да! И еще ты Банапарта, — смутилась Мушка. Она поняла, что Валериус обиделся. А ведь меньше всего на свете ей хотелось его обидеть.

Валериус даже немножечко развернул и вытянул назад ухо.

— И на Пушкина! На Пушкина! – заорал Просто Кот, — И еще на Моцарта с Бахом!

Валериус повернулся к друзьям. Щеки его покраснели, как яблоки на солнце, а очки спустились на кончик носа.

— Тебе очень идет треуголка! — Мушка глядела на Валериуса с обожанием.

— И еще ты поймал самую большую рыбу! – подтвердил кот.

— Саму-ую! Саму-ую! – замычала Мушка.

Валериус, не теряя достоинства, снял треуголку, неторопливо стряхнул с нее маленького паучка, и снова нахлобучил треуголку на голову.

— Пей! Пей чаек, пока горячий! – засуетилась Умница, подливая чай из огромного чайника с подбитой крышкой.

А Мушка мордой подвинула поближе к Валериусу блюдо с последним пряником.

Воцарилась прежняя Тишина. Слышно было только, как все прихлебывали чай, да как в саду звякали яблоки, ударяясь о землю, и долго шелестели потом в мокрой траве.

Валериус успокоился. Ему стало уютно. Он надкусил пряник и уснул прямо за столом, уронив голову на руки. Треуголка совсем съехала вниз, может, она хотела попробовать чаю, но пряники кончились.

Кот, корова и курица на цыпочках подошли к Валериусу и осторожно положили его Мушке на спину. Мушка поплыла очень медленно, чтобы не раскачивать крутыми влажными от росы боками. Звезды цеплялись за ее рога, но она боялась мотать головой. Легонького Валеруса опустили в кровать. Умница притащила одеяло из пестрых лоскутков и прикрыла его. Просто Кот сбегал за треуголкой, устроил ее рядом с подушкой и выключил свет.

Все вернулись за стол и посидели еще минут пять в тишине.

«На завтрак снесу яйца побольше!» — решила Умница, беззвучно склевывая звездные крошки со стола.

«Надо сходить с ним еще на рыбалку!»- подумал Просто Кот, почесывая сам себя за ухом.

« Как бы не проснулся! Может, звезды выключить? – раздумывала Мушка, — А то светят тут!»

Потом все разошлись. Умница не стала убирать со стола, чтобы не греметь посудой.

И любопытные звезды могли теперь вволю любоваться разноцветными чашками. Одна самая маленькая звездочка принялась разглядывать забытые на столе очки. А те уставились в ответ, отражая ее зеленоватое сияние, сверкали в темноте как две маленькие звездочки. Пришла Ночь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *