Сказка о том, как Валерус на свет появился

Туманным питерским утром проснулся как-то художник Валера в своей мастерской. Вообще-то он больше любил просыпаться дома, среди зачитанных книг, мягких кресел и пирогов тетушки Агаты. Но вчера он слишком долго возился с картиной, которую заказал для любимой дочурки один именитый гость, возился да и заснул на топчане, перемазанном красками. Просыпаться хмурым утром вдали от тетушкиных пирогов было ой как грустно! А тут еще и крысы затеяли в углу среди горы очень нужных вещей крысиную возню. Валера рассердился и отправил в их сторону тапок, но, верно, не попал, потому что серые продолжали возиться. Тогда в кучу полетел второй.

— Вообще-то это не мой размер! – возмутилась одна из крыс, — И мог бы поосторожней, ты меня чуть не убил!

От такой наглости Валера даже вскочил с топчана и увидел вовсе не грызуна, а маленького человечка, одетого очень странным образом. До половины. Ну, то есть сверху на нем была треуголка как у Наполеона, и рубашка из пестрых лоскуточков. Ни ботинок, ни штанов на человечке не наблюдалось.

— А, между прочим, мог бы, и нарисовать! – поймал его недоуменный сонный взгляд человечек.

Нарисовать? Где-то Валера его уже видел?! Он кинулся к картине. Так и есть!

Этого забавного человечка, в очках и треуголке с собачкой и домиком он как раз закончил писать ночью. Да-да, человечек, нарисованный до пояса, будто бы он выглядывает из картины, как из окошечка. И бабочки вокруг порхают, и домик с кривыми окнами и дерево, совершеннолетнее. Ведь так приятно рисовать туманным серым утром совершенное лето! Теперь вместо человечка на картине зияла черная дыра. Валера помотал головой и ущипнул себя за руку. Человечек не исчезал. Тогда Валера ущипнул себя еще сильней так, что даже вскрикнул.

— Больно? – посочувствовал человечек и попросил тихонько, — Нарисуй мне, пожалуйста, штаны и ботинки…А то как-то неудобно.

Ты когда-нибудь рисовал прямо на воздухе? Вот и Валере до этого не приходилось. Очень странное занятие. Но все же штаны были дорисованы, и ботинки.

Человечек улыбнулся и протянул художнику теплую ладошку:

— Валериус!

— Валера! – художник немного оторопел.

— Ух, ты! Наши имена похожи, весело, да?- Валериус деловито прошелся по мастерской,  разглядывая холсты, сундуки и всяческие предметы.

— Не дворец, конечно, но жить можно! – обрадовал он Валеру, — а пряники у тебя есть?

— Нарисовать?- предложил Валера.

— Ты что! Кто ж нарисованные ест! Я больше люблю имбирные! Чур, это моя кружка! – кинулся Валерус к тумбочке, изображавший стол, и пристроился к самой маленькой чашечке с расписными птицами.

Вот так он и остался. И пил каждый вечер чай вместе с Валерой, и капризничал, и топал ножкой в нарисованном, но вполне настоящем ботинке, и привел в мастерскую кучу разной живности, и громко пел по утрам, и путешествовал, и рыбу ловил, и все время кого-то спасал, но всегда возвращался обратно, в мастерскую. Но это уже будут другие истории, другие сказки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *