Принц и жар-птица

В далёком королевстве, где люди печали и горя не знали, жили король со своей королевой. И был у них единственный сын. Исполнилось принцу 20 лет, зовёт его отец-король и молвит:

– Вот и настала тебе пора, сын мой, искать невесту. Найди себе по нраву, чтоб пироги вкусно печь умела, чтоб ткала искусно да чтоб петь умела как утренняя пташка. А от нас с матерью подарок ждёт тебя в твоих покоях.

Опечалился принц, головою поник: «Где же я найду себе такую невесту, чтоб и пироги вкусно печь умела и ткала искусно и чтоб пела, как утренняя пташка…».

Приходит в комнату к себе, а там подарок от отца с матерью: клетка золотая на столе дубовом стоит, а в ней жар-птица неведомой красоты. Подошёл принц поближе к птице, красотою её ослеплён.

– Какая же красивая! Таких птиц я с роду не видывал! Вот так подарок! – сказал принц, удивлённо разглядывая птицу.

И вдруг молвила ему птица человеческим голосом:

– Почему ты так печален, принц?

– Да как мне не печалиться, – отвечал принц, – ведь жениться мне уж пора, а невесты нет.

– Как же нет! – возразила жар-птица. – Ведь на свете много прекрасных молодых принцесс!

– Эх…, – вздохнул принц, – такая невеста мне нужна, чтоб пироги вкусно печь умела, чтоб ткала искусно и чтоб пела, как утренняя пташка…

– Не грусти, дорогой принц, –  успокоила птица принца, – ложись спать. Утро вечера мудренее. А завтра поедешь в далёкие королевства на поиски невесты.

На следующий день встал принц рано утром и поскакал на верном коне невесту искать. Возвратился вскоре, лица на нём нет.

– Что с тобой, дорогой принц? – спросила жар-птица. – Почему ты грустишь?

– Как не грустить мне. Много дней и ночей скакал я по королевствам, искал невесту, пробовал яства, ел пироги, пил прекрасное вино, но не одна принцесса не смогла удивить меня. Не вкусны были яства, не воздушны пироги, не выдержано вино.

– Не печалься, принц, поужинай, да спать ложись. Утро вечера мудренее. А завтра вновь поедешь в далёкие королевства да поищешь невесту, чтоб ткала искусно.

Послушался принц жар-птицу. Увидел он на столике у своей кровати пирог воздушный, словно только с печи. Попробовал принц кусочек и не мог надивиться столь чудесному вкусу: «Никогда ещё я не пробовал такой вкусноты». Поужинав, заснул принц сладким сном, а поутру снова отправился в далёкие королевства невесту искать.

Возвратился вскоре, лица на нём нет пуще прежнего. А жар-птица уже встречает его.

–  Почему снова грустен ты, принц дорогой? – спросила птица с удивлением.

– Как не грустить мне. Много дней и ночей скакал я по королевствам, искал себе достойную невесту, чтоб ткала искусно. Но всё, что я видывал – это ковры заморские да белые простыни льняные. Словно ни одна, ни шить, ни ткать руками своими не умеет.

– Не печалься, принц, ложись спать. А завтра вновь поедешь в далёкие королевства да поищешь невесту, чтоб пела, как утренняя пташка.

Подошёл принц к кровати своей, а на ней простыни шёлковые, наволочки на подушках нитью золотой вышиты. «Ай, да жар-птица! Ай, да кудесница! – не нарадуется принц. –  Всё умеет, всё знает».

Прилёг принц на простыни, да заснул тут же, от долгой дороги уставший.

Наутро собрался принц и поехал в далёкие королевства искать невесту, что пела бы, словно утренняя пташка.

Через несколько дней воротился принц, совсем поник, молчит. Встречает его прекрасная жар-птица.

–  Что ж ты снова загрустил, принц? Совсем уж опечалился. Неужто поиски невесты снова неудачей обернулись?

–  Ох, подруга милая, не смог я найти невесту себе. Много ездил, много видывал, много принцесс на выданье повстречал, но пение ни одной из них даже подобно не было похоже на пение утренней пташки.

Задумалась жар-птица и молвила:

–  Не печалься, принц, ложись спать. Я на ночь спою тебе песню, чтоб тебе спалось крепче, а завтра решим, что делать.

– Хорошо, – согласился принц и улёгся на свои мягкие шёлковые перины. Жар-птица запела. С роду не слыхал принц подобного пения. Песнь была прекраснее пения утренней пташки, а голос звучал подобно музыке арфы, переливаясь множеством звуков.

Встал принц с кровати да заплакал горькими слезами. Перестала петь жар-птица.

– Ах, принц, почему же ты плачешь? – с грустью поинтересовалась пташка. – Неужели песня моя не по нраву?

– Да что ты, – сквозь слёзы отвечал принц, – песня твоя прекраснее всего, что доводилось мне слышать на свете, пирог твой был вкуснее всего, что приходилось мне отведывать, а простыни твои мягче шёлка, на котором приходилось мне лежать. А плачу от того, что ты птица, а не человек.

– Окажись я человеком, взял бы меня в жёны? – осторожно спросила жар-птица.

– Взял бы! – воскликнул принц. – Взял бы, не раздумывая! Любил бы, берёг да лелеял! На всём белом свете не было бы невесты лучше!

– Ну что ж, – тихо молвила пташка, – любовь способна рушить любые чары.

С этими словами рассыпались золотые прутья, исчезла клетка, вспорхнула жар-птица, сбросила свои перья и превратилась в прекрасную девушку, красоты неземной. Подошла она к принцу, обняла его. Взял принц принцессу за руку, отвёл к королю с королевой и молвил:

– Наконец нашёл я свою невесту!

Не нарадуются король и королева. Устроили пир на весь мир. И жили принц и принцесса в радости и согласии до самой смерти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *