Кострома

В подъезде пятиэтажного дома, на четвертом этаже, прямо под квартирой №18 жил Кострома. На пятом этаже в квартире №18 жила Крошка. Кострома жил внизу всегда, и он всегда был очень злой. Сердился он, потому что Крошка шумит и стучит ему по голове, а ее мама (или это бабушка – не известно) все время заливают его сверху своей водой из своих кранов. Кострома – страшный. У него седая голова. А еще у Костромы есть жена. К Костроме даже приезжают внуки. Но он всегда недоволен, поэтому лучше не встречаться с Костромой на лестнице. И самое главное – Кострома живет везде, у всех! Под каждой квартирой на каждом пятом этаже обязательно бывает Кострома!

Оказываясь на свету, стоя на серых квадратах своей лестничной клетки, Крошка продумывала уже путь вниз, на улицу, к своим маленьким девочкам, или просто во двор, где можно спокойно слоняться и поглазеть на кусты и деревья. Подумав секундочку, Крошка садилась на лестничные перила и съезжала по ним вниз. Делать так было предприятием опасным и непозволительным для маленькой девочки. Но, ведь, Крошка делала много других вещей, делать которые не полагалось. Например, она регулярно появлялась за розовым и даже за серым домами. Подпрыгнув от удовольствия в конце лестничного пролета, Крошка быстро-быстро, перешагивая через две, а то и три ступеньки, мчалась вниз, только бы скорее миновать четвертый этаж, где живет Кострома.

С грохотом, громко топая, она пробегала все пять этажей своего старого дома с кривыми ступенями разной высоты. Каждая из этих ступеней была хорошо знакома Крошке: она точно могла назвать их количество на каждом этаже. Все двери всех живущих в пятиэтажном доме людей она тоже хорошо знала. Вот здесь, на четвертом этаже, совсем рядом с Костромой, живет старшая девочка Таня с длинными-длинными волосами. Она учится в музыкальной школе, у нее есть маленькая и очень пожилая собачка Томсик. От старости Томсик стал почти весь розовый, шерсти на нем осталось жутко мало. Еще он плохо видит и ходит слишком медленно. А вот на третьем этаже живут аж две старшие девочки – Наташа Турченкова, мама которой учительница в школе и Маша Мороз – любимая Крошкина Маша! На втором этаже живут странные, плохо знакомые Крошке и неинтересные соседи. Первый, темный и сырой этаж так же страшен, как и четвертый, но здесь вдобавок темно, и пахнет как-то неприятно.

Все пять этажей подъезда дома № 164 представлялись Крошке ее собственным королевством. В нем жили странные животные из белых пятен известки на стенах. С высоченных потолков на лестничных пролетах свисали недогоревшие спички, неизвестно как попавшие туда, но Крошка точно знала, – не без помощи хулиганских взрослых мальчиков. Спички были похожи на черные грибы-поганки с подгнившими ножками. Зеленые стены подъезда превращали его в изумрудный лес. В этом пустынном лесу жила, казалось, одна Крошечка и еще – Кострома!

Попадая из леса домой, уже в безопасности, Крошка часто думала о Костроме и представляла себе как он ходит там у себя, на четвертом этаже, посматривает наверх и злится. Иногда ей казалось, что вот еще немного, еще чуть-чуть она громко потопает, и Кострома вдруг придет. Со своего балкона, откуда было видно пол мира, Крошка могла смотреть и на балкон внизу. Жена Костромы выходила, пощелкивая бельевыми прищепками, или с тазом в руках. Сам Кострома тоже появлялся – он широко расставлял руки, и, держась за балконный парапет, смотрел вдаль несколько минут. Потом, такой страшный, шел обратно в комнату, а Крошка пряталась за перилами всякий раз, когда он поворачивал свою седую голову. Она боялась, что голова посмотрит на нее и испепелит своей злостью.

Позже Крошка узнала, что есть такой город – Кострома, и тут же решила, что ее седой Кострома приехал, вероятно, как раз оттуда. «И что, значит в этом городе везде – Кострома. Как же страшно там жить!» – подумалось ей однажды, между пятым и четвертым этажами подъезда. Тот известковый и лесной запах старого подъезда (с примесью грибного) Крошка помнит до сих пор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *