Король и сверчок

Один король был очень храбрым! Только он с детства боялся всяких насекомых. Он их не любил за то, что лапок много и все очень цепкие, и крылышек много.

Король шарахался от кузнечиков, отбивался от комаров, убегал от пчел и ос, и пытался скинуть с себя бабочку или стрекозу, если та садилась на панамку.

А когда король вырос, поставил в дворцовых покоях специальных мухобойщиков, которые с мухобойками носились за крылатой нечистью. И вот у этого самого короля завелся во дворце сверчок, громкий, трескучий сверчок, которому было совершенно все равно, как к нему относится король!

Король издал указ, запрещающий насекомым, особенно сверчкам, приближаться к дворцу на расстояние 30 метров. Если кто-нибудь из верноподданных увидит нарушителя, он должен немедленно прихлопнуть злодея и получить за это из государственной казны – монетку.

Много нашлось доброхотов, которые десятками тащили различных прихлопнутых насекомых, получая за это звонкие монетки. А во дворце были облазаны все углы, каждая щель, но сверчка так и не нашли! Искали все: слуги, лакеи, министры и фрейлины, и даже сама королева, но сверчка не поймали. А тот сверчал себе, словно указа королевского не читал. И откуда сверчит – не понятно. То, вроде, из-под трона, то из-за холодильника, то из-под кровати.

И бедный король никак не мог уснуть, включал свет, звал придворных. Те под кровать лезли, в шкафу рылись по пол-ночи, но злодея не находили. А тот знай себе сверчит, заливается, трещит свою дурацкую песенку. Потом вроде затихнет. И только король успокоится, придворных выгонит, корону снимет, чтобы голову на подушку опустить, как сверчок опять за свое принимается!  Король прятался с головой под одеяло – сверчок сверит, накрывал голову подушками – сверчит, забирался с ногами на подоконник – сверчит.  Король побледнел, похудел, осунулся, и придворные тоже, он их раз по десть за ночь звал сверчка искать.

Король приглашал врачей, санитаров, что опрыскивали стены специальным ядом, заклинателей змей, известных дрессировщиков и укротителей. Но никто, решительно никто не мог справиться со злодеем.

— Может, не нужно его бояться, — упрашивала короля королева, — Он же не кусается, как комары или осы, а только сверчит.

— Много ты понимаешь! – сердился король – Во-первых, он может на мою подушку ночью заползти, такое чудовище! А я проснусь, увижу эдакое, и сердце не выдержит! Во-вторых, невозможно же спать при такой трескотне! И, в-третьих, а кто его знает. Сегодня он не кусается, а завтра что ему в голову взбредет, возьмет да и укусит! С него станется!

Бедняга король чуть не свихнулся с этим сверчком. Он пытался как-то его увещевать, взывал к его совести, стращал, но сверчок знай себе, стрекочет.

Король, наверное, и сошел бы с ума, если бы не война.

Королевское дело такое – живешь себе тихо-мирно, а тут вдруг война, и нужно на нее идти, и сражаться вместе с простыми солдатами.

Король войны не боялся, он ведь был очень храбрым. Тем более что нужно было защищать свое королевство от коварных завоевателей. Он сражался отважно, терпел вместе с простыми солдатами лишения. Солдаты его уважали, и генералы, и даже враги дивились его храбрости.

И вот однажды в разбитом лагере, в шатре, поздно вечером, король сидел возле походной маленькой печки и пытался согреть руки. Он думал о том, как вернется домой, о своей королеве. Ему было тоскливо и немножечко страшно. Только совсем немножечко. Ведь завтра предстояло важное сражение, от которого, может быть, будет зависеть сам ход войны.

В общем, королю было одиноко и холодно. И тут он услышал, нет, сначала он думал, что ему это показалось. Он услышал своего сверчка. Король был уверен, что это тот самый сверчок, он узнал его по голосу. Кругом спали солдаты, спали генералы, только часовые не спали на своем посту…да король со сверчком. Король обрадовался ему как родному. Сверчок напомнил ему про дворец и королеву,  уютное кресло, сад с розами, и теплые мирные вечера.

«Это ты, старина, — улыбнулся король, — Не оставил меня. Значит, где-то там, и даже не так уж и далеко есть мой дом и моя королева!».

Король накрошил немного хлебных крошек в углу и сладко- сладко заснул под пение  сверчка, положив под щеку грязную ладошку, уснул, как умеют спать только дети.

Наутро он проснулся бодрым и веселым, и запросто выиграл сражение, практически без жертв.

Но долго еще король не мог вернуться домой, он должен был гнать врага через другие страны, освобождая пленных. Жители городов и сел встречали своих освободителей с цветами, благодарили и радовались. Но королю уже очень хотелось домой. Он так соскучился по своей королеве, по своему прохладному дворцу. Становилось все жарче и жарче, солдаты болели какой-то экзотической хворью. И сам король заболел. Он лежал в бреду на походной койке и все время хотел пить. Он впадал в небытие и виделся ему родной дворец, и королева с заплаканным лицом и дивный сад по утру, весь в серебристой росе, сверкающей на солнце.

Когда горячка спадала, король вспоминал, что он на войне и дом его далеко и королева.

Ему очень хотелось плакать, но не было сил.

И тут король вдруг услышал своего сверчка, он готов был руку дать на отсеченье, что это был именно он, его сверчок!

-А, это ты, старина?! – еле-еле улыбнулся король, так он был слаб.

— Я, — тихо признался сверчок.

— Дружище, как я рад тебя видеть. Ты откуда сейчас? Из дома?

— Да, — застрекотал сверчок, — я из дома, из дворца. Там сейчас так хорошо, прохладно, и ночь. Все спят кроме королевы. Она грустит о тебе и не спит, перечитывает твои письма, у нее под подушкой их целая пачка, перевязанная синей ленточкой.

— Любит, — вздохнул король.

— Ага! Очень!

— Жалко, что я не могу ее сейчас обнять.

-Ты обязательно скоро обнимешь ее! – пообещал сверчок, —  А сейчас пока поспи, наберись сил, а я спою тебе про твой дом, про сад с дивными розами, про утреннюю росу и речку, в которой ты купался мальчишкой. Помнишь, как было весело, когда ты прыгал с большой вышки солдатиком в реку вместе с деревенскими ребятишками?! Ты спи, а я петь буду.

— Уже сплю, — пробормотал король и тут же уснул, так же сладко, как в детстве, после купания, когда прибегал домой с речки. Но, помнится, сначала королева-мать поила его молоком. На столе стоял только что испеченный теплый, словно живой хлеб, огромные ломти.

«Надо покормить старину-сверчка», — думал король уже во сне.

Утром король пошел на поправку. И через какие-нибудь две недели вернулся домой. Потому что война закончилась.

Как же спешил он домой, как торопился, ему казалось, что конь скачает слишком медленно, ему хотелось полететь на крыльях туда, к своей королеве!

А королева ждала его у порога. Она всегда ждала его там, словно бы и не уходила никуда. Король бросился ее обнимать. И они молчали от радости, потому что боялись, что слова, даже самые нежные, могут эту радость спугнуть, как бабочку или стрекозу.

Первой же ночью сверчок встретил короля своими трелями. Королева уж было испугалась, что король снова начнет бегать по спальне с тапком и звать придворных.

— Знаешь, любимая. Это самая замечательная колыбельная песня на свете! Я теперь не боюсь сверчков.

— Расскажи, — попросила королева.

Выслушав историю, королева не стала разуверять короля в том, что это был тот самый сверчок. Она сомневалась, что какое-то насекомое способно проделать столь долгий путь, да еще и разговаривать с королем по ночам, но промолчала.

Утром король издал указ, запрещающий убивать сверчков. Он хотел еще на радостях записать «и бабочек, и стрекоз, и комаров с мухами», но, взглянув на обеспокоенную королеву, не стал записывать комаров и мух.

Король повелел пририсовать к фамильному гербу сверчка. На это королева не стала возражать. Какой бы он ни был, свой домашний или заморский, но этот сверчок спас ее любимого короля.

Вызвали королевского художника, который сделал эскизы.

— Оказывается, сверчки совершенно не безобразные, а очень даже симпатичные существа, — признался король, разглядывая рисунки, — ты не находишь, дорогая?

— Да, — согласилась королева, — и потом, все божьи твари для чего-то созданы, и даже если они кажутся нам безобразными и бесполезными, это еще не значит, что их надо убивать, — добавила она.

С тех пор сверчки красуются на королевском гербе, стрекочут во всем дворце, и в любом уголке дивного сада. Отважный король спит спокойно и теперь уже точно никого не боится. И пятеро королевских ребятишек: две принцессы и три принца, тоже никого на свете не боятся и прыгают в речку с большой вышки, солдатиком.

И все довольны, особенно королева. Вот только под сверчковую амнистию попали кроме стрекоз и бабочек, коими, как гроздьями украсился пышный королевский сад, еще и осы, от которых теперь просто житья нет за королевским столом на летней веранде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *